Перейти к содержимому

 

Фото

Историческая экология населения севера Западной Сибири


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
3 ответов в теме

#1 Панкор

Панкор

    Administrator

  • Администратор
  • 5 619 Сообщений:
  • 59 спасибо
  • Имя:Владимир
  • Город:Коми, Корткерос
  • Собаки:РЕЛ

Опубликовано 07 Апрель 2016 - 20:12

Интересную книжку мне подогнали... Полагаю, пользователям так же будет интересно, некоторые вырезки буду здесь размещать...

 

Историческая экология населения севера Западной Сибири

 

Нефтеюганск

Институт археологии севера

Екатеринбург

Издательство АМБ

2013

 

1.1. ПИСЬМЕННЫЕ ИСТОЧНИКИ

Письменные источники — наиболее многочисленный и достоверный вид источников — можно разделить на две категории. Первая, источники донаучного периода, включает работы компилятивного плана, различные летописи, делопроизводственные документы, таможенные и ясачные книги, опросные листы.

Эти источники содержат информацию по исторической экологии в неявном виде. Здесь выделяются две группы — русские и иностранные источники. Русские представлены главным образом разного рода деловыми документами с конкретными данными, анализ которых позволяет получить важные сведения по исторической экологии. Иностранные работы содержат информацию описательного плана и могут быть использованы для обобщенной характеристики экологии этнографических этносов.

Вторая категория включает источники, отражающие научное изучение региона. Это не только специальные исследования, но и путевые дневники, которые ученые вели во время путешествия по региону, а также мемуары людей, долгое время живших здесь. Ко второй категории письменных источников также относятся материалы переписи населения и другие статистические данные. Авторы выбирали из письменных источников тексты, которые содержат информацию о различных аспектах жизнедеятельности коренного населения: хозяйственный цикл, места расселения и миграции; пища (запасание, приготовление, потребление); гигиена и болезни; рыболовство; охота; оленеводство; животноводство; собаководство. В некоторых больших текстах [Северо-Западная Сибирь ... ; Шренк, 2009; Дунин-Горкавич, 1910, 1911, 1995а] цитаты сгруппированы по этим темам, названия которых выделены цветным шрифтом.

Письменные источники представлены только опубликованными материалами. Тексты источников публикуются в хронологическом порядке описываемых в них событий (время событий указано после названия цитируемого источника) либо в соответствии со временем формирования и получения информации (этнографические источники). Верхняя хронологическая граница описываемых событий — 1930–1950 годы, период активного развития советского типа хозяйства на севере Западной Сибири. До указанного времени коренное население здесь еще сохраняло в основном традиционный образ жизни. Следует отметить, что в ссылках приведено больше работ, чем процитировано нами для данного исследования. Таким образом читателю предоставляется возможность получить более полное представление о существующих (в рамках предлагаемой темы) типах и видах источников.

В цитируемых текстах сохранены особенности орфографии и пунктуации источников, однако ссылки, используемые цитируемыми авторами, не приводятся.



#2 Панкор

Панкор

    Administrator

  • Администратор
  • 5 619 Сообщений:
  • 59 спасибо
  • Имя:Владимир
  • Город:Коми, Корткерос
  • Собаки:РЕЛ

Опубликовано 07 Апрель 2016 - 20:13

Ну и первая улыбчивая вырезка...

 

Андрэ Тевэ. Всемирная космография. 1575 г.

 

По ту сторону Печоры (Petzora) и Щугора (Stzuchogora) по направлению к горам «Каменный пояс» (Camenipoiaz) как на берегу моря, так и на близлежащих островах живут различные народы, которых русские, однако, зовут одним общим именем самоеды, что значит люди, себя пожирающие (Samoged, qui signifie se mangeant soy mesme), по той причине, что эти народы весьма неизобильны чем бы то ни было и тем не менее они имеют много всякой птицы, различных пород и цветов, и зверей с красивым мехом, как, напр., соболей, куниц, бобров, горностаев, бурых медведей, волков и диких лошадей, а также большое количество зайцев.

Среди водящихся у них зверей находится один, которого они зовут росомаха (Rossomaka), величиной с восьмимесячного теленка и столь же коварный, как львы или тигры африканских пустынь. Случается нередко, что, поймав оленя или другую какую-нибудь дичь, росомаха так обжирается ею, что бывает принуждена для того, чтобы освободить и прочистить свое брюхо, поместиться между двумя деревьями, по возможности близко растущими друг от друга; протискиваясь между ними она так бывает сдавлена ими, что выбрасывает на землю пищу, не переварив ее, в том виде, в каком она поглотила ее и пожрала. Там водятся также рыбы-амфибии, логовища которых находятся на земле, в море, озерах и реках; они имеют чудовищный види чрезвычайно опасны; самый же опасный их род тот, который тамошние люди называют Colkeof; величиною они с английского дога и столь же хорошо вооружены зубами. В этом самом море находится такое большое изобилие других рыб, что это прямо кажется чудесным; притом они так безобразны, что подобных им не водится больше где бы то ни было в другом месте на земле [Алексеев, 1941, с. 144–145].



#3 Панкор

Панкор

    Administrator

  • Администратор
  • 5 619 Сообщений:
  • 59 спасибо
  • Имя:Владимир
  • Город:Коми, Корткерос
  • Собаки:РЕЛ

Опубликовано 07 Апрель 2016 - 20:34

Ну каковы собаки были а, не о что сейчас...  :)

"Затем, при помощи приученных к этому собак, с них тотчас же сдирается шкура и приносится охотнику"

 

Иоганн Арнольд Бранд. Приложение к предшествующему описанию Сибири, касающееся ловли соболей. 1673 г.

Нижеследующее описание сообщено мне г. Альбрехтом Доббином, из Ростока, некогда капитаном шведской службы, который приехал в Москву и был отправлен царем в Сибирь, где он пробыл семнадцать лет.

<…> Соболей, которые несколько напоминают больших черных блестящих кошек, с тою только разницей, что волос их длиннее и шелковистее, ловят по возможности в ноябре и декабре, вплоть до 18 января; однако в два предшествующих месяца они гораздо лучше и дороже, чем те, которых ловят в последнем, так как в январе снова начинает показываться и пригревать солнце, что производит то, что волос начинает у них тогда выпадать и делает мех негодным. Соболей выслеживают с помощью специально для этого натасканных собак. Когда зверьки, по их обыкновению и способу, прячутся в кустарник, в колоды или бревна, на них набрасывается сетка; таким образом их ловят и убивают дубинами; если же они вырываются из сетки и удирают, взбираясь на стоящие поблизости деревья, то их всегда облаивают стоящие внизу собаки, и охотники достигают до них дубинками, притупленными с одного конца, самострелами и луками. Затем, при помощи приученных к этому собак, с них тотчас же сдирается шкура и приносится охотнику. <…> Они умеют также очень искусно ловить соболей кладущимися в определенных местах кусочками [отравленного] хлеба, от которых они должны погибать. В Сибири ловят теперь соболей не в таком большом количестве, как некогда, но их еще много в другом месте и у других народов, которые называются монголами [Алексеев, 1941, с. 402–404].



#4 Панкор

Панкор

    Administrator

  • Администратор
  • 5 619 Сообщений:
  • 59 спасибо
  • Имя:Владимир
  • Город:Коми, Корткерос
  • Собаки:РЕЛ

Опубликовано 14 Апрель 2016 - 12:06

:o

 

Г. Ф. Миллер. Известия о якутах и их шаманах, о юкагирах, остяках, тунгузах, самоедах, камасинцах,

тайгинцах, качинцах, татарах и об обычаях разных сих народов [фрагменты]; Описание сибирских народов

[фрагменты]. 1742–1746 гг.

 

Пища (запасание, приготовление, потребление)

Китов самоеды не добывают, но иногда их мертвыми выбрасывает на берег, и тогда они его вываривают жир и едят [Северо-Западная Сибирь … , с. 333].

<…> Самоеды пьют ужасно много воды. Варят они мало, едят большей частью сырым как мясо, так и рыбу, особенно зимой, когда это мерзлое. Оленьи головы они никогда не варят, а едят их всегда сырыми.

<…> Морских животных едят, даже белуг, несмотря на то, что они очень пахнут. Даже если среди оленей заразная болезнь, они едят павших животных. Выкидыши едят, последы — нет. Последы закапывают или вешают на деревья, чтобы их не ели олени, так от этого они, говорят, становятся бесплодными. Земляных грибов никогда не едят. Говорят, их очень любят поедать олени. Остяки также едят древесную кору, но лишь при нужде.

<…> Табак самоеды курят так же, как остяки, через воду, которую они держат во рту.Обдорские остяки едят мухоморы, самоеды — нет [Там же, с. 337–338].

О питании народов

Остяки на реке Кети говорят, что до крещения они не ели только горностаев и колонков, или хорьков, а также крыс и мышей. Из птиц не ели воронов, ворон, сорок, галок, чаек и гагар. Орлов иные ели, иные нет. Теперь, по их словам, они берут пример с русских: если они согрешат, то предоставляют попу дать им благословение. Поэтому попы ежегодно подробно их расспрашивают, и им приходится клясться перед иконами, так как некоторые не хотят признаваться.

Остяки на Енисее — точно так же. Но среди них будто бы многие не ели еще и лисиц. […]

Туруханские самоеды едят всех животных, в том числе и горностаев, крыс (гнус). Едят также своих собак и тюленей, но белугу (морского зверя) не едят. Из птиц они не едят воронов, чаек, морских чаек, которых русские здесь называют томки, и орлов. Последних, однако, только из почтения и по религиозным соображениям. Белого медведя они также едят и предпочитают по вкусу бурому. Ибо он всегда бывает очень жирным, бурый же — только летом и поздней осенью. Забивают оленей. Едят выкидыши, но последы не едят. Не едят ершей и рыбу пизда, а всех остальных рыб едят. Они боятся зазубренных плавников у ершей и рогов у рыбы пизда. Они едят также песцов, лисиц, волков и росомах. Некоторые самоеды, говорят, едят молодых орлов,

старых же стреляют только ради перьев и затем выбрасывают. Некоторые, говорят, едят и чаек, и только томки у всех в таком презрении, что их никто не ест. Они едят также зародыши, вырезанные у убитых беременных диких животных или домашних, павших беременными. Они считают это большим лакомством и едят в сыром виде. […]

Самоеды едят корень, который у них называется Badui. Тамошние русские называют его слаткой корень. Он будто бы сладкий как репа, растет в земле многими стеблями, каждый из которых имеет толщину большого пальца или меньшую, а длину до . аршина. Растение этого корня будто бы вырастает на 1/2 аршина в высоту, состоит из многих стеблей, имеющих мелкие узкие листья и много крупных фиолетовых цветков.

Где растет сарана, они едят и ее. Едят также щавель в супе. Едят всяческие ягоды — морошку, голубицу, брусницу, кислицу, ягоду Ssicha (черная ягода вроде черной смородины, но другая). Иных ягод в Туруханском уезде нет.

Черемша по-остяцки на реке Кети называется Chdrba. Они едят ее в свежем виде. Русские ее засаливают, едят в свежем виде и в щах почти по всей Сибири. Остяки на Енисее помимо черемши едят еще и борщ. […]

 

Пучки снитковые и борщ самоеды научились есть от русских и называют оба растения Pdlla. О черемше им ничего не известно, так как она у них не растет. […]

В Средней и Северной Сибири сосновая кора или, за ее отсутствием, кора лиственничная также относится к числу средств пропитания народов. Весной, когда у деревьев начинается сокодвижение и кора отделяется, они обдирают деревья совсем догола, берут кору и соскабливают с нее красный внутренний слой, или заболонь. Они сушат его, толкут в муку и примешивают вместо настоящей муки в кушанья. Это — наиболее важный запас, какой делают на зиму северные народы, такие как остяки, тунгусы, самоеды, якуты, юкагиры и так далее. […]

Остяки на реке Кети едят сосновую и пихтовую кору только во время голода. Не делают обычных ее запасов. Кору лиственниц они не едят никогда: они говорят, что она слишком жесткая и не переваривается. Эти остяки называют кору Pol. Остяки на Енисее говорят Fo’ihi. Они большей частью едят пихту и говорят, что она лучше сосны. […]

О приготовлении кушаний

Остяки на Енисее, когда они ловят небольших рыб — сигов, язей, окуней и так далее, — откусывают у них, как есть, живых и свежих, головы и съедают их сырыми как лакомство. Во время нашего мангазейского путешествия остяки часто приносили нам на суда таких безголовых рыб.

Самоеды, когда они находятся далеко от своих юрт и семейств, едят все в сыром виде. Они не берут с собой на охоту котлов. Дома они варят кушанья по большей части так же, как и другие народы, — до полуготовности, а иногда и дома едят кушанья сырыми.

Самоеды берут желудок оленей, которых забивают или добывают, вместе с калом, которого они не выбрасывают, а еще и примешивают к нему оленью кровь, затем закрывают желудок деревянной щепкой и коптят вверху в юрте. Они говорят, что от дыма он становится готовым к употреблению и сладким. Они затем и не варят его, а едят сырым. Но все же когда они съедают внутреннюю начинку из желудка, то сам желудок варят и затем едят его. Они называют это блюдо Kedero-te, то есть олений желудок.

Другое блюдо они называют Sa, а русские называют его варка. Они берут рыбьи брюшки, варят их

в небольшом количестве воды, сливают жир и сохраняют его особо в рыбьих пузырях, а вываренные куски брюшек они сохраняют также отдельно, точно так же в рыбьих пузырях — это и есть варка. Она считается большим деликатесом. Ее едят также и русские. […]

Варка самоедов называется на их языке posa-ju. Она варится из рыбьих брюшек и сохраняется в пузырях. Tjeo — самоедское блюдо, которое изготовляется из желудка оленя, который коптится со всеми нечистотами и поедается в сыром виде. […]

Уликта изготовляется весной и летом, когда у них бывает лишнее мясо. Зимой они сохраняют мясо на холоде. Мясо для уликты предварительно или немного варится, или слегка поджаривается над огнем, затем режется на мелкие куски и сушится в юрте над очагом или же на солнце. [...]

Уликта по-самоедски называется Jui, на языке мангазейских [самоедов] — Dui. Самоеды варят только толстое филейное мясо, прежде чем делать из него уликту; тонкое реберное мясо они не варят, а сушат в сыром виде. [...]

Рыба сушится различными способами и таким образом точно так же сохраняется.

Порса — слово, перешедшее из татарского языка в русский и означающее мелко толченую рыбу, которая предварительно поджарена или, вернее, высушена на палочках у огня. Для этого берется только самая мелкая рыба. Более крупная рыба распластывается повдоль, сушится на воздухе и на солнце и таким образом сохраняется. Такая сушеная рыба называется по-русски татарским словом юкола. […]

Порса по-самоедски Pbdsja, юкола — Pochi или Pdchy. По-пумпокольски порса — hdddung, юкола — Sachdting. На языке енисейских остяков порса — Dour, юкола — Itten. […]

У самоедов юкола делается как обычно, а именно: рыба распластывается повдоль, кости вынимаются, затем зачастую рыба надрезается и сушится на воздухе. Самоеды не используют костей, а дарят или продают их русским на корм собакам. Поэтому они очень бережно вынимают кости, так что на них не остается мяса. Напротив, русские и те народы, которые держат собак, обращаются с костями не так бережно. Самоеды кормят своих маленьких собак той же пищей, какую едят сами.

Юкола делается из муксунов, чиров, омулей, пеляди, осетров, стерлядей, щук. Кроме обыкновенной юколы, которая сушится на ветру, у самоедов есть еще и другая ее разновидность,

которая долго коптится вверху в юрте над очагом, пока не станет снаружи совершенно черной, внутри же мясо красное. Тамошние русские называют этот вид копченой рыбы «павленая рыба», сами же самоеды называют ее Siggori-pdchy, то есть юкола, жареная или копченая над огнем.

Порса у самоедов делается, как и у других народов, то есть рыба сначала сушится над огнем на лабазе, затем мелко истирается или измельчается топором (обухом).

Порсу здесь делают из всякой рыбы, из которой делается и юкола, исключая осетров и стерлядей, поскольку они слишком жирны и их трудно истолочь.

Налим не используется ни для юколы, ни для порсы, потому что в самых нижних местностях он очень невкусен.

Порса сохраняется в мешках из рыбьей кожи. Мешки из обычной кожи для этого неудобны, так как от рыбьего жира они быстро портятся. […]

Остяки делают порсу только из мелкой рыбы, такой как ельцы, тугуны, окуни, караси и так далее. Из крупной рыбы делается юкола. […]

Остяки не делают запасов сараны, а едят ее только в свежем виде [Северо-Западная Сибирь … , с.365–369].

Собаководство

Собак остяки держат частично ради охоты, частично для езды. Богатые остяки имеют по 6–7 собак. Зимой их кормят костями, остающимися от юколы, а также рыбьей чешуей, которые, однако, предварительно необходимо варить.

Самоеды редко держат более двух собак. Они не используют их ни для охоты, ни для езды, а используют частично на опушку на своей одежде, а именно длинношерстных, частично для охраны, для чего их держат и остяки.

Остяки имеют собак, натасканных на всякую дичь, другие собаки идут только на лисиц, третьи — на соболей, четвертые — на белок и горностаев.

Самоедские длинношерстные собаки не бдительны и мало лают, даже если слышат шорохи. Тем лучше лают остяцкие собаки.

Большинство самоедских собак белые, и их предпочитают ради опушки на одежде. Черных собак они также имеют, и шкуры от них используются у самоедов для отделки шапок.

Собак не едят ни остяки, ни самоеды, преимущественно из-за чувствительности и уважения, а не потому, что они считают их нечистыми или невкусными.

Собаки у остяков и русских по Оби тянут нарты. Эти нарты такие же, как у промышленных, только копылья несколько выше. Дуга спереди нарт называется баран; к барану прикрепляется основной ремень (алашник), к которому припрягаются собаки. Их впрягают попарно. Когда остяк идет на промысел, то использует на худой конец лишь двух собак, которые тянут его припасы и охотничьи принадлежности, а сам он идет пешком. Во время путешествия требуется по меньшей мере 4 собаки на одни сани, также и до 8 собак. …8 собак тянут груз весом в 12 пудов помимо возчика и запаса для поддержания его самого и собак.

Алашник при 8 собаках имеет длину в 5 саженей. Поводец — это веревка, прикрепляемая к алашнику, на котором тянет собака. Алык — это упряжь, в которой тянет собака; алык прикрепляется к поводцу. Один поводец рассчитан на двух собак: в середине он привязан к алашнику, а на его обоих концах — алыки. Первый поводец находится на расстоянии лишь в 1/2 аршина от барана. Длина одного поводца по обе стороны от алашника составляет приблизительно 1 аршин. Один поводец удален от другого на 1 сажень, а передний — несколько дальше вперед.

Обе передние собаки (передовщики) обучены. Иногда также имеется и один передовщик, который поэтому запрягается поводцом к алашнику спереди посередине.

С восемью хорошими собаками налегке по насту можно в день проделывать путь до 100 верст.

Алык проходит не вокруг груди собаки, как лямка [собачьей упряжки] в Якутском уезде, а припрягается собаке около задних ног. Это обыкновение имеет исключение у инбацких остяков в Туруханском уезде, которые, как и в Якутском уезде, запрягают собак в лямки. Несмотря на то, что второй способ признается, пожалуй, лучшим, первый все же еще сохраняется. Он был вначале привнесен обским остякам, а так как Мангазея была заселена через Березов, то и здесь была введена эта привычка.

Возчик держит в руках один или два посоха, частично для того, чтобы подавать ими знак передовщикам, в какую сторону они должны повернуть, частично, чтобы упираться ими с обеих сторон в землю в случае, когда собаки хотят бежать. На баране имеется еще одна часть, свободная от алашника, за которую возчик сам помогает тянуть тогда, когда дорога идет в гору.

Алык состоит из сырой собачьей кожи, с тем, чтобы он был мягче. Он круглый, проходит через спину, а внизу под животом к нему привязан поводок, проходящий между ногами [Северо-Западная Сибирь … , с. 330–331].

О собаках

Собаки в Сибири похожи на наших обыкновенных крестьянских и пастушеских собак, но только они редко достигают такой величины.

<…> У самоедов имеется порода не очень крупных мохнатых, большей частью белых собак, которых они держат лишь для того, что забивают их и едят, а шкуры используют на оторочку (опушка) своей одежды.

У них нет охотничьих собак, как не принята и езда на собаках.

Русские в Мангазейском уезде все ездят на собаках, как и в Жиганах. 4 сильные собаки могут везти до 15 пудов груза вместе с возницей.

Остяки на Кети держат от 2–3 до 4 собак. Они используют их для того, чтобы они тянули нарты, а главным образом для охоты [Там же, с. 362–363].

Охота

А главная причина, по которой остяки с Оби и Ваха обычно идут на Пур, заключается в том, что на нем и на впадающих в него речках имеется богатая бобровая охота, и как и р. Koler по этой причине часто посещается [Там же, с. 51].

Кискан, по-остяцки Keskan, — это птичья сеть на гусей, которую раскладывают на земле. При этом используются чучела гусей — манщики (по-остяцки Imyt), устанавливаемые на земле возле сети. Помимо этого, спрятавшийся за кустарником промышленный держит во рту листик бересты, с помощью которого он может имитировать голос гуся. Как только промышленный видит пролетающих мимо гусей, он начинает свистеть, и тогда гуси садятся к манщикам и их накрывают сетью. С такой сетью управляется один человек, так как он может тянуть ее за разные нити [Северо-Западная Сибирь … , с. 325].

При охоте на белого медведя имеется следующее преимущество. Если медведь нападает, то лишь немного отпрыгивают в сторону и бросают перед медведем на землю шапку или что-нибудь другое. Когда же медведь бросается на это, не реагируя больше на человека (так как белые медведи не могут проворно поворачиваться), у охотника имеется достаточно времени, чтобы нанести удар рогатиной в брюхо зверя, от которого он должен сдохнуть.

Самоеды не имеют собственных лодок, а когда они им требуются, покупают их у остяков, особенно, когда они живут у рек и занимаются рыбной ловлей или охотой на оленей. Некоторые также возят по тундре на санях маленькие обласы, с тем чтобы, когда они прибывают на озера, могли там ловить линных гусей и лебедей.

<…> Свистуны используются здесь лишь для охоты на пернатую дичь. Птицы внимательно прислушиваются к свисту и не взлетают от него, но, напротив, свист побуждает их сидеть на месте, пока они не будут поражены.

Лучшими для оперения являются орлиные перья, так как они не намокают, однако в случае необходимости используют также перья гусиные, лебяжьи и т. д.

<…> Между тем есть некоторые самоеды, которые не совестятся ради перьев стрелять орлов, чего остяк никогда не сделает.

<…> Рогатина у остяков и самоедов — единственное режущее охотничье оружие. Самоеды и остяки, держащие оленей, имеют рогатины и Core, соединенные в одно целое. Самоеды имеют рогатины большего размера, которыми они колют моржей.

<…> Моржовой промысл имеется на Ледовитом море между Обской губой и вокруг Камня, и далее к Печере. Восточнее Оби и в губе моржей никогда не видели. Они закалывают моржей, когда те спят на берегу или на льду. Часто получали увечья от них. Самоеды имеют также род гарпуна (острога), который они называют так же, как рогатины Nare. Им они колют моржей, и когда морж уходит в море, то на гарпуне закреплен длинный ремень, за который держатся 6 или более мужчин.

Белуг самоеды убивают лишь обычными рогатинами. Они подстерегают их на мелких местах и в заливах, чтобы здесь их заколоть. Они едят как мясо белуг, так и жир, несмотря на то, что это очень неприятно пахнет.

Жир моржа, говорят, имеет хороший вкус и не пахнет дурно. Моржовые шкуры толщиной в 2–3 пальца. Их режут на ремни и делают из них поводки, с помощью которых запрягают оленей. Белужья кожа толщиной со спинку большого ножа. Также используется на ремни.

Tinsjani, арканы, которыми ловят оленей, сплетаются из тонких белужьих ремней, а также из оленьей кожи.

Петли, которые делают на рога обученным оленям, чтобы с их помощью ловить других оленей, делаются из оленьих жил.

Морские зайцы убиваются так же, как и моржи, рогатинами на берегу. Они едят их и используют также шкуры. Нерп не промышляют.

<…> Обученные олени-быки у самоедов, с петлями из оленьих жил на рогах, отпускаются в стада диких оленей и там начинают бодаться с быками диких оленей и с помощью петель, в которых те запутываются, им легко одолеть их и повалить на землю. Иногда обученный олень-бык справляется с диким в одиночку, иногда на помощь к нему приходит охотник.

<…> Белых медведей колют рогатинами, а также убивают стрелами. Зимой белый медведь делает себе яму в снегу и лежит в ней всю зиму, как черный медведь в берлоге. Белый медведь лучше всего в ноябре месяце.

Упромышленные раньше этого срока не так богаты мехом, и волос у них короче. К весне же белые медведи, как и другие звери, линяют.

На песцов самоеды ставят черканы у выходов из нор, в которых живут эти звери. Когда песцы хотят выбраться наружу, то неизбежно попадаются в ловушки: величина их такова, что они занимают все отверстие. Они также выставляют на песцов кулемы вдоль берегов озер и на речках, а также в тех местах, где, как они знают, обычно ходят песцы. Песцов также стреляют из луков.

На одном острове возле реки Собь, недалеко от Камня, самоеды копают красную глину. Они смешивают ее с кровью и эту смесь заворачивают в мясо или рыбу. Эту землю они называют A pit, что означает отрава.

Она действует столь же сильно, как сулема и рвотный орех (кичилибуха). Если волк умрет от этой отравы, а другие волки сожрут его, то от этого все они подыхают.

Самоеды очень дорого покупают росомах для отделки шапок, особенно женских. За хорошую росомаху они дают до 10–15 песцов. [Росомахи] встречаются там редко.

Лоси встречаются до реки Куноват, далее вниз их нет. <…>

<…> Промысел лосей осуществляется по насту.

Сети из ремней и жил ставят на оленей лишь в лесистых местностях, отчасти потому, что их закрепляют на деревьях, отчасти для того, чтобы животные не видели сетей издалека. Настоящий промысел — с [птичьими] крыльями. Обычно на каждой стороне используется около 30 крыльев, и крыло от крыла расположено в 20 саженях или ближе, таким образом, что ряд составляет до 1 версты. На дальних концах ряды отстоят друг от друга на расстояние до 1/2 версты, а на других концах ряды близко сходятся. Сюда и загоняют табуны. Недалеко от крыльев за снежными кучами располагаются стрелки, один наискосок напротив другого. Как и у других народов, посредством этих крыльевых рядов они также загоняют оленей в воду.

Обдорские остяки устанавливают пасти на песцов. Самоеды этого не делают.

Манщики по-остяцки и по-самоедски называются Топа. Для этого выбирают таких оленей, которые легко управляются и не тугоузды. Обычно это важенки с телятами, с тем чтобы дикие олени меньше пугались их.

Это животное охотник отпускает идти в нескольких саженях впереди себя, но держит его на ремне, с помощью которого он управляет им. А вокруг самого охотника находятся еще 3–4–5 других обычных оленей, привязанных к поясу, между которыми он идет, согнувшись и прячась. Таким образом он доходит до середины табуна диких оленей. Охотник выстреливает 3–4 стрелы, прежде чем животные определят, откуда это берется. Если одно животное поранено несильно, то оно от этого начинает бодаться и драться с другими, так как полагает, что ранено ими. Они разбегаются только тогда, когда погибнет несколько животных, и они увидят много крови. За это время хороший стрелок уже убивает до 4 или 5 оленей. Один хороший стрелок способен за один день сходить в 2 табуна и убить до 10 животных [Северо-Западная Сибирь … , с. 333–337].

Об охоте

<…> Самоеды на реке Оби и в окрестных местностях также не берут женщин с собой на охоту. Но они не выкалывают у дичи глаза, а прячут головы от женщин целыми […]

Когда обдорские самоеды, будь то зимой или летом, возвращаются домой с охоты на оленей, они складывают головы всех добытых оленей особо на сани, а именно на те, на которых находится их идол, и перевозят их особой дорогой к месту поблизости от своих юрт. Если даже они едут без оленьих голов, то идольские сани все равно должны ехать особой дорогой и не могут следовать по тому пути, по которому идет весь обоз. Они говорят, что ради почета у этих саней должна быть особая дорога, если даже она удалена от следа всего обоза на какие-нибудь несколько саженей. Женщины не должны подходить к оленьим головам и не могут ничего есть от них. Головы варят мужчины и при этом убивают еще годовалого теленка оленя (пешик), которого съедают вместе с оленьими головами. Все рога складываются в одну кучу и остаются так лежать. В тундре можно часто видеть такие кучи. После того как это произойдет, данное место покидается, и они со всем имуществом уходят куда-либо в другое место, чтобы женщины и девушки и впоследствии не ходили по тому месту, где были съедены головы, и не подходили к рогам. Ибо они боятся, что если бы это произошло, то эти животные были бы осквернены этим нечистым полом, и тогда им уже больше не будет удачи на охоте.

Летом олени переплывают через реки, поспешно направляясь из безлесных торфяных местностей в леса, так как там их меньше мучают комары. В это время охотник подстерегает их по берегам рек с маленьким челном... А так как у оленей есть определенные места на реках, где они переправляются весной, когда идут в леса, и другие места, в которых они переплывают реки осенью, возвращаясь обратно на торфяники, расположенные вдоль побережья океана, то эти места уже известны из опыта достаточно хорошо, и охотник никогда не упустит добычи, если только будет находиться в этих местах в должное время. Олени ходят большими стадами. Нередко встречаются до 50–100 оленей в одном стаде. Когда они плывут через реку, охотник в маленькой ветке или обласке может легко настичь их и без труда заколоть в реке это хотя и пугливое, но не свирепое животное большим охотничьим ножом (пальмой). Затем он вытаскивает убитое животное на берег и, если охота хорошая, то мясо, которое он не может съесть, высушивает в запас на зиму на солнце или в юрте над очагом. […]

Самоеды в самом начале зимы, пока снег еще не глубок, ходят на оленью охоту с манщиками. Это продолжается примерно до Рождества. После этого до тех пор, пока снег совсем не сойдет, они применяют следующий способ. Наискосок в снег они ставят палки высотой в половину человеческого роста и навешивают на них гусиные крылья от серых гусей или другой дичи, только не белой. Эти палки отстоят одна от другой на 10 саженей и образуют два расходящихся ряда. Между этими крыльями, там, где они дальше всего расходятся, они и стараются загнать оленей, а так как они пугаются развешенных крыльев, то бегут все время вперед, где они видят свободный путь. А там, где проход начинает сужаться и оба ряда крыльев отстоят друг от друга приблизительно лишь на 5 или 6 саженей, самоедами набросано много небольших снежных куч

высотою в половину человеческого роста, за которыми лежат стрелки с натянутыми луками. И как только олени окажутся достаточно близко, они выскакивают и стреляют по ним. Указанные снежные кучи делаются не прямо одна напротив другой, а наискосок, чтобы охотники не мешали один другому при стрельбе, так что попеременно то с одной, то с другой стороны стоят снежные кучи со стрелками. Для этой охоты собираются сообщества численностью от 20–30 до 50 человек, из которых лишь один или двое гонят оленей, остальные сидят за снежными кучами и поджидают. Иногда на такой охоте убивают до 50–100 оленей, так что каждый охотник или стрелок убивает по меньшей мере двух животных.

В феврале начинается охота с сетями, которая во всем сходна с юкагирским способом такой охоты, только в ней не принимают участия женщины, так как они, как упомянуто выше, у самоедов подобно лапландцам считаются приносящими неудачу. Эта охота также продолжается до схода снега.

Летом на оленей охотятся на реках. Но, помимо этого, они умеют еще и хитростью загонять оленей к рекам и озерам. Они ставят, как и зимой, два ряда палок с навешенными на них крыльями, расходящиеся под углом, причем там, где они сближаются, их подводят к реке или озеру в таком месте, где крутой и обрывистый берег. И точно так же, как зимой крылья, чтобы выделяться на снегу, должны быть черноватыми или темно-серыми, так летом они берут белые крылья от куропаток. А там, где ряды сближаются, еще устанавливаются антропоморфные болваны изо мха, чтобы от этого олени еще больше пугались. Те, кто загоняет оленей в этот проход, все время преследуют их сзади, и олени наконец пугаются в такой мере, что не раздумывая бросаются к воде и стремятся переплыть. Но там их ожидают охотники в маленьких ветках со своими обычными рогатинами и убивают их без труда.

Олени-манщики по-самоедски Mineo. У туруханских самоедов каждый, как бы он ни был беден, имеет по меньшей мере одного манщика, так как без них они не могут жить. Богатые люди у юраков и тавгов имеют по 3–4 и до 5 манщиков. …Зимой охотник одевается во все белое, чтобы его труднее было увидеть на снегу, а летом одежда должна быть темно-серого цвета. Самоед идет с одним или двумя манщиками, держа их на поводу одной рукой, а другой он держит лук и несколько стрел.

У кого есть два манщика, тот всегда ходит с обоими зараз. Помимо этого у него вокруг, по обеим сторонам и позади, находятся еще два-три обыкновенных оленя, привязанных поводами или вожжами к поясу охотника. Сам охотник идет, или крадется, к дичи непосредственно за манщиками. Если он хочет, чтобы они стояли, то он подергивает за повод, если же хочет, чтобы они опять шли вперед, то трясет повод. Иногда они подходят к диким оленям на расстояние в 2–3 сажени, и часто один охотник убивает до 3 диких оленей.

У инбацких остяков на Енисее есть маленькие свистки, которые изготавливаются из бедренной кости соболя. Они свистят в них весной на куропаток и рябчиков, прилетающих на этот свист, и убивают их стрелами. Они берут для этих свистков соболиные кости из-за их прочности и твердости и обычно носят их на ремне, которым завязывают свои кажаны под шеей.

На соболей эти остяки охотятся точно так же, как и русские. Они расставляют кулемы, черканы и сети.

С собаками не охотятся. Стреляют соболей также и томарами.

Русские в Мангазейском уезде также расставляют черканы на соболей. Вообще же они употребляются в этих местностях преимущественно на горностаев. Но в этом случае их делают меньшими, чем на соболей.

Плашки (на белок) в Мангазейском уезде не употребляются. Их всегда стреляют томарами. Впрочем, белки попадаются также в кулемы и черканы, которые на них расставляют в основном русские [Северо-Западная Сибирь … , с. 371–379].






Яндекс.Метрика
Copyright © 2018 Your Company Name